Чего боится буржуазия?

Как известно, прокучмовское «большинство» в парламенте Украины одним из первых своих законов отменило праздник 7 ноября – День Октябрьской революции. Первое Мая, как государственный праздник – не тронули. Закономерен вопрос: почему? Более того, неясно и то, почему этот явно «коммунистический» праздник труда празднуют в других капиталистических странах? Ответ напрашивается сам собой: капиталистам, живущим за счет чужого труда, нет никакого смысла выступать против труда и соответствующего праздника. Если раньше они считали его опасным для себя, то теперь уже так не считают. Буржуазия научилась отличать реальную опасность от «выпуска пара», от невинных шумовых эффектов с громкими словами и даже с потасовками и мордобоями. Она не боится стихийных рабочих выступлений, радикальных лозунгов и даже перекрытия улиц и железнодорожных магистралей. Она преспокойно допускает к власти партии и их лидеров, которые недавно считались рабочими – социалистические, социал-демократические, и даже коммунистические (если их как-то переименовать). Более того, они даже способствуют увеличению числа таких партий, чтобы было возможно растащить электорат, поддерживающий коммунистов, по сусекам и полочкам. Ведь пока рабочие борются за повышение зарплат и пенсий, за их своевременную выплату, или сетуют на безработицу, на грабительские цены на жилищно-коммунальные услуги, это означает, что они не только признают законность буржуазного режима, но и надеются на то, что он эти проблемы может решить. Вот например, что говорил на Первомайском митинге лидер криворожских профсоюзов: «горно- металлургический комплекс Кривбасса начинает становиться на ноги...повышена зарплата трудящимся ...сохраняется экономическая стабильность» и т. д. и т. п. Однако после этого сразу же он делает вывод, что «положительные сдвиги в экономике и социальной сфере(?) существенно не повлияли на улучшение жизненного уровня людей труда»... И далее: «Причины этого, по мысли профсоюзов, кроются в непоследовательности в государстве экономических реформ, в отсутствии их социальной направленности...» Дескать, если последовательно проводить реформы и придать им социальную направленность, то все будет хорошо.

И дальше профбосс приводит факты и сведения, из которых совершенно не следует, что в городе сохраняется «экономическая стабильность», а наоборот, «искусственно занижена стоимость рабочей силы, растут долги по регрессным выплатам, углубляется духовная деградация общества, растет детская преступность и беспризорность, прожиточный уровень для людей, которые утратили работоспособность, утвержден в размере 248,77 грн., а наименьший уровень пенсий у тех, кто имеет полный трудовой стаж, установлен на уровне 55 грн., что в 4 раза меньше, не уменьшается уровень безработицы» и т.д. Так о какой «стабилизации» может идти речь? Он также забыл привести данные величине инфляции, о повышении цен на товары и услуги первой необходимости, которые практически «съели» все то повышение зарплат, о котором раньше с пафосом говорил. Капитализм не может быть капитализмом, если он не получает максимальной прибыли за счет грабежа трудового народа. А больше ему уже грабить некого. При этом совершенно очевидно, что борьба рабочих за свои права при капитализме носит двойственный характер. С одной стороны – это борьба за улучшение их жизни при капитализме: за право на труд, против безработицы, повышения цен и за все остальное, о чем сказано выше. А с другой стороны – это борьба против капитализма, смысл которой в свержении власти капитала и в уничтожении частной собственности на средства производства.

Раньше, в условиях становления классического капитализма, эти две проблемы были тесно связаны, поскольку улучшение условий жизни рабочих было невозможно без ущемления интересов капиталистов и уменьшения их прибылей. Сейчас, когда капитализм перерос национальные рамки империалистических «цивилизованных» стран, их буржуазия подкупает свой собственный пролетариат за счет сверхэксплуатации трудящихся бедных стран, в том числе, в первую очередь, пока еще богатую трудовыми ресурсами Украину. Именно поэтому упомянутые выше формы борьбы трудящихся – экономическая и политическая – вступают между собой в противоречие постольку, поскольку рабочие богатых стран косвенно участвуют в капиталистической эксплуатации. Поэтому давно понявшая это буржуазия, весьма терпимо относится к экономической борьбе рабочих и всячески подавляет и преследует идею борьбы за уничтожение капитализма.

Теперь становится понятным, почему «большинство» Верховной Рады отменило праздник Великой Октябрьской революции и оставило не менее «красный», на первый взгляд, Первомай. Между тем, хорошо известны попытки властей уже четвертый год подряд, с помощью продажной верхушки профсоюзов, превратить его из дня классовой солидарности рабочих в борьбе за свои права, в день весны и труда, праздник «солидарности» рабочих с «работодателями», день классового примирения и «социального партнерства». Но эти же самые попытки преследовали и печально известные, искусственно созданные и давно почившие в бозе общественно-политические организации «Громада» и «Злагода». Поскольку добиться примирения волков и овец, зайцев и лисиц, хищников и травоядных можно только в сказках. Примириться рабочие с капиталистами смогут только тогда, когда последние прекратят эксплуатировать людей труда и будут работать под их контролем. И поэтому единственное, чего боится буржуазия – это революции, и осознания рабочими ее необходимости.

Только после социалистической революции Первомай может стать настоящим «праздником весны и труда», как это было на заре Советской власти. А для этого капитализм должен быть и будет, рано или поздно, уничтожен. До этого – никакого мира с эксплуататорами и бандитами быть не должно. Или мы запретим капитализм, или он задушит нас в своих хищных объятиях. Третьего не дано.

Анатолий МИТИН,
член Союза журналистов.