ИМПЕРИЯ КЛАНА

Расстаpались объединенные демокpаты в дни Пеpвомая. Даже бесплатной кашей наpод угощали. Пpавда, не всех, и по-немногу. Вместо митингов пpотеста виpтуальная телевизионная олигаpхическая паpтия попыталась увести людей пивка попить на пpиpоде. Мол, нечего пpотестовать. Hоpмально мы живем! Веpно, славно живут ныне лидеpы СДПУ(о). Почему бы к ним не пpисмотpеться по-пpистальней?

Из управдомов – в олигархи

Сведения о раннем периоде биографии Григория Суркиса, как и в случае со знаменитым турецкоподданным из романов Ильфа и Петрова, скупы и обрывочны. Похоже, что детство мальчика из Одессы, родившегося в 1949 году в скромной семье, было типичным и незамысловатым, как пижама на курорте. Семейство Суркисов – отец Григория Михаил (Рахмиль) Давидович, военврач, и мать Рима Яновна, дочь известного в те времена футбольного комментатора Яна Горинштейна, – переезжало с места на место по городам и весям необъятной страны, оседая временно то во Фрунзе, то в Фергане, пока наконец не обосновалось в Одессе. Как и многие его сверстники, Григорий Суркис в юности увлекался футболом, стоял в воротах популярного в те годы клуба СКА (Одесса) и даже играл в дублирующем составе киевского “Динамо”. Мог ли кто-нибудь тогда предположить, что много лет спустя бывший вратарь приватизирует прославленный футбольный клуб? И не только...

Доподлинно известно, что в 1972 году Григорий Суркис окончил Киевский технологический институт и, получив диплом инженера-механика, пару лет работал старшим инженером в Главвинпроме. Затем возглавил отдел материально-технического снабжения управления капитального строительства Киевского горисполкома. Должность, понятное дело, не маленькая, и жить можно безбедно. Если, конечно, с умом. В исполкомовских коридорах судачили, что, ведая ЖЭКами, Суркис весьма удачно распределял, в том числе среди нужных людей, вожделенный дефицит – импортную сантехнику. Причём за три комплекта заморско-фаянсового элемента сладкой жизни оборотистый обер-управдом забирал себе один.

Но не таков наш герой, чтобы довольствоваться наваром с каких-то, извините, унитазов. Тем более что к тому времени судьба свела его с могущественным покровителем – тогдашним председателем Киевского горисполкома Валентином Згурским. С тех пор они идут рука об руку, особенно в бизнесе. Этот союз ещё больше окреп после того, как звезда Згурского в политике закатилась: в самом конце 80-х некогда всесильный “городничий”, глава влиятельной комиссии Верховного Совета УССР по делам жилкоммунхоза, сначала потерял доверие избирателей и лишился депутатского мандата, а затем и кресла столичного мэра.

В 1991 году, видимо, не без поддержки и связей своего тогдашнего покровителя Суркису удалось-таки приватизировать вверенное ему стройуправление вместе со зданием по Филипповскому переулку. Но этого было явно недостаточно. И хотя теперь сноровистому “приватизатору” подчинялись все столичные ЖЭКи, бывший управдом всерьёз решил переквалифицироваться в олигархи. Но для начала необходимо было заложить основы будущей финансовой империи.

Рождение «Ометы»

Изустная история формирования и роста могущества “киевского клана”, или “великолепной семёрки”, как ещё называют на Украине бизнес-политическую группу “Суркис и Ко”, повествует, что в самом начале 90-х годов под патронажем уже известного читателю “городничего” наш “приватизатор”, используя родственные связи в США, основал через оффшорные фирмы, в том числе “Берли менеджмент” и “Ньюпорт менеджмент”, многопрофильный концерн под загадочно-манящим названием АО “Национальный инвестиционный фонд “Омета XXI века”. Со стороны эта структура выглядела как связка бананов: “Омета-траст”, “Омета-инвест” и даже “Омета-прайвит” (смахивает на нечто очень лично-потайное). Однако, подобно всей империи “великолепной семёрки”, у новорожденной “Ометы”, как многозначительно намекают знающие и потому весьма осторожные её “летописцы”, с самого начала была постоянно находящаяся в тени и потому почти невидимая сторона. Этакий “лунный вариант”...

Итак, в числе учредителей “Ометы” фигурирует некая международная адвокатская компания “Би-ай-эм”. В списке учредителей последней числятся: адвокатская контора “Бен-Исраэль и Ко”, расположенная по адресу: 24, Иерусалимская ул., п/я 4880, Хайфа 31048, Израиль, а также Медведчук Виктор Владимирович; Суркис Григорий Рахмильевич; Суркис Игорь Рахмильевич (младший брат Григория); Згурский Валентин Арсентьевич; Карпенко Юрий Николаевич; Губский Богдан Владимирович; Лях Юрий Иванович.

Эти семеро и есть та самая “великолепная семёрка”, как открыто именует себя и своих верных компаньонов сам Григорий Рахмильевич. Впрочем, в 1996 году Григорий Суркис изменил в своих документах отчество и стал Михайловичем. Аккурат после того, как получил из рук президента Кучмы свой первый орден “За заслуги” III степени. В том же году заслуженный “приватизатор” (теперь он – полный кавалер этого почётного ордена, которым награждают особо отличившихся на ниве служения государству) становится “Человеком года” в номинации “Бизнесмен”, а год спустя удостаивается почётного титула “Меценат года”. Полный джентльменский набор современного олигарха в законе.

Обыкновенный бизнес

Однако вернёмся к истокам бизнеса “великолепной семёрки”. Чем же на первых порах занимались компаньоны? 1992 год ознаменовался для них прорывом на рынок нефтепродуктов, на котором “чисто конкретно” невозможно было “прописаться” без протекции властей и криминальных “крыш”. В те благодатные времена банковские кредиты ещё можно было получить под 5–7% годовых. Воспользовавшись обвальной инфляцией, “семёрка” начала ввозить нефть, которую затем перерабатывала на украинских предприятиях и реализовала втридорога на территории Украины, а выручку направляла на развитие бизнеса.

Как поведали вездесущие киевские репортёры, уже на заре бизнеса среди компаньонов существовало чёткое распределение обязанностей и сфер ответственности: Суркис-старший заключал сделки, Згурский через свои старые связи обеспечивал их реализацию, Медведчук отвечал за юридическое сопровождение общего бизнеса, Суркис-младший – за “прикрытие”, в том числе через криминальных авторитетов. Лях добывал кредиты и т.д.

В конце 92-го родился новый бизнес-проект: “семёрка” решила выпустить ценные бумаги “Ометы XXI века” на 400 тыс. карбованцев (за 1 доллар тогда давали 1,7 карб.). Сказано – сделано. В феврале 93-го началась подписка на акции “Ометы” по номиналу 1000 карбованцев. По тем временам (вот уж причуды инфляции!) за такие деньги можно было купить разве что пару бутылок водки. Фонд “Омета” (председатель – Г. Суркис, вторым шёл В. Згурский) продавал свои акции сначала по 1250 карбованцев, а уже через пару месяцев они поднялись в цене ещё на треть.

Дело комбинаторов этой типичной финансовой пирамиды спорилось: уже к середине 93-го года, по данным украинских газет, более 12 тысяч наивных “акционеров” вот запросто так отдали “Фонду-7” почти полмиллиарда своих кровных карбованцев! Дальше всё шло по классической схеме “МММ” и дюжины подобных инвестиционных лохотронов. В марте 94-го, что называется, для подогрева акционерам выплатили неплохие дивиденды. Правда, их на корню сожрала инфляция, но разве это имело значение для создателей “пирамиды Суркиса”?

В начале следующего года неожиданно было объявлено, что обещанных дивидендов за 1994 год выплачено не будет. Обманутые, а потому, как водится, разгневанные вкладчики кинулись было продавать свои никому не нужные акции фонда, но их покупать отказывались. Скупку этой макулатуры начали лишь в конце 96-го, но “счастливчики” смогли получить чуть более 2 копеек за акцию. Но постепенно высохли горькие слёзы, и та афера вроде бы забылась...

На качелях Фортуны

На начало 1994 года пришёлся крупный взлёт бизнеса “семёрки”. К тому времени уже хорошо знакомая нам “Омета XXI века” дала рождение ЗАО “Промышленно-финансовый концерн “Славутич”. В состав его учредителей, как положено, вошли все семеро отцов-основателей “Ометы”, а также небезызвестная оффшорка “Ньюпорт менеджмент”, зарегистрированная на Британских Вирджинских островах. Киевские “пикейные жилеты” вспоминают, что хозяева “Славутича” числились в фаворитах у тогдашнего президента Украины Леонида Кравчука, который предоставил концерну режим наибольшего благоприятствования в бизнесе. Григорий Суркис тогда ходил в советниках президента по экономическим вопросам, а в офисах лидеров “семёрки” были установлены аппараты правительственной спецсвязи.

Многопрофильный концерн “Славутич” с размахом вёл дела, начатые ещё его “праматерью” – “Ометой”, специализируясь на поставках энергоносителей, переработке нефтепродуктов, торговле зерном, сахаром, металлами и проч. На то, как действовала одна из схем весьма прибыльного бизнеса молодцев из “Славутича”, некоторый свет проливает, в частности, Юрий Буздуган, лидер Социал-демократической (необъединённой) партии Украины. В интервью газете “Антенна” он рассказывал, что, например, в 1998 году эти оборотистые бизнесмены брали бензин с нефтеперерабатывающих заводов по 0,3–0,4 гривны за литр, а сбывали его колхозам уже по 1,2 гривны. В страду цена за горючее доходила до 2,4 гривны за литр. За бензин аграрии расплачивались сахаром и другими продуктами, которые отправлялись в Россию для бартерных закупок нефти и нефтепродуктов, которые снова шли в украинские сёла. Такой вот бартерный круговорот, а на выходе – прибыль аж 800%!

Бизнес “великолепной семёрки” рос как на дрожжах. Попутно разрасталась и давала всё новые ответвления империя “киевской группы”. Отдельные виды прибыльного бизнеса оседлали специально учреждённые “Славутич-Нафта”, “Славутич-Агро”, ЗАО “Украинский газовый комплекс”. Под “крылом” империи Суркиса и Ко функционировала и Украинская межбанковская валютная биржа, через которую можно было легко контролировать куплю-продажу валюты, а также основные финансовые потоки, которые работали в интересах империи “семёрки”.

К ней прирастали ЗАО ФК “Динамо” (Киев), которое возглавил Суркис-старший, сумевший не только первым разглядеть огромные возможности использования в бизнесе и политике прославленного клуба, но и (подумать только!) приватизировать национальную гордость украинцев. По сути, игроки “Динамо”, в том числе звёзды мировой величины, стали “живым товаром”, который приносил немалые деньги новому хозяину и его компаньонам.

В тандеме с любимым детищем “приватизатора” действовало украинско-американское СП “Динамо-Атлантик”, на котором “смотрящим” был поставлен Суркис-младший, пользующийся, как говорят, уважением “братвы”. В частности, он “разруливал” операции по беспошлинному ввозу и реализации на внутреннем рынке огромных партий спиртного и табачных изделий, которые шли через СП “Динамо-Атлантик”, получившее “с самого верха” щедрые таможенные и прочие льготы. Чего не сделаешь ради процветания спорта, в первую очередь – украинского футбола!

А то, что злые языки “вешали” на хозяина “Динамо-Атлантик” расстрел в нью-йоркском аэропорту одного из соучредителей этого СП, американского гражданина Джефа Островского (заказ, по некоторым сведениям, исполнил сгинувший вскоре бесследно криминальный авторитет Алик Магадан), так ведь то дело уже который год висит, а до сих пор ничего толком и не доказано. То же самое, когда кто-то раскопал и “двинул” в руховской прессе сведения о таинственном банковском счёте в Швейцарии за номером 422208.00/01, открытом на “Еврофутбол Лтд.”. При этом прозрачно намекалось, что за этим “Еврофутболом” стоит хозяин – президент ФК “Динамо”. Так ведь, как говорится, на каждый роток не накинешь платок. Но ещё говорят: “Не пойман – не вор!”...

Станислав БЕЗРУКОВ.
© «Версия»
(Окончание в следующем номере)