СБРОШЕННЫЕ В БЕЗДНУ
Национал-фашизм — страшное порождение капитализма. К сожалению, в мире есть еще силы, которые подпитывают его преступную деятельность. Заканчивая публикацию первой части «сброшенных в бездну», мы твердо убеждены, что через некоторое время вновь возвратимся к этой теме.

Редакция.

Между ОУН-б и ОУН-м началась ожесточенная борьба вплоть до физического уничтожения. Она зашла так далеко, что гитлеровцы вынуждены были их мирить, вызвав Мельника и Бандеру в Берлин. Характерно, что грызня между ними сводилась главным образом к методам и формам борьбы, к личным оскорблениям. А что касается политической ориентации и сотрудничества с фашистами, то в этом они были едины. Обе группировки тесно сотрудничали с командованием вермахта, абвером и энергично формировали по приказу Штольце специальные отряды, которые после нападения Германии на Советский Союз должны были взять на себя установление “нового порядка”, а также полицейскую службу.

Бандеровский провод через свою службу безопасности срочно начал собирать оуновцев, которые, зная местные условия, могли бы “у себя дома” выполнять “специальные задания”. Способных кандидатов направляли в городок Криницу на кратковременный “вышкол” к специальным инструкторам из абвера-2, а потом проверенных и отобранных курсантов направляли в поселок Найгаммир, где был окончательно сформирован батальон “Нахтигаль”.

Командиром батальона гитлеровцы назначили специалиста по диверсиям оберлейтенанта Герцнера, а от оуновцев Бандера назначил Романа Шухевича, который в это время на втором большом сборе ОУН-б в апреле 1941 года стал членом главного провода и возглавил штаб военной референтуры. Политическим руководителем батальона стал профессор теологии “специалист по Востоку” Теодор Оберлендер.

Одетые в форму гитлеровского вермахта с единственной отметкой – желтой ленточкой на погонах – 18 июня 1941 года “нахтигалевцы” выехали на “восточные позиции” вблизи советской границы в районе Ряшева. Накануне выступления напутственные речи перед националистами произнесли Оберлендер и Шухевич, а капеллан Гриньох привел батальон к присяге. На кресте и Евангелии оуновские вояки поклялись в “верности до крови” фюреру.

22 июня 1941 года гитлеровская военная машина обрушилась на Советский Союз, а следом за наступающими войсками двинулись националисты. Шагали батальоны “Нахтигаль” и “Роланд”, ехали на легковых машинах будущие деятели правительственных учреждений. Бандеровцы вошли во Львов 30 июня.

Вояки из батальона “Нахтигаль” начали объезжать улицы города и по заблаговременно составленным спискам задерживали свои жертвы и тащили их на расправу. Тысячи активистов, которые симпатизировали Советской власти, были замучены за семь страшных дней, на которые нацисты отдали националистам город. Это было сделано для того, чтобы не вызвать к себе неприязнь горожан. Пьяные “нахтигалевцы” грабили, сжигали, насиловали, убивали ни в чем не повинных людей, живыми закапывали в землю на Вулецкой горе. Их жертвами стали почти три тысячи юристов, врачей, инженеров, работников культуры. И среди них более семидесяти известных деятелей науки, техники, искусства, в том числе люди с мировым именем, такие, как ректор Львовского университета Роман Ремской, бывший премьер-минист Польши, профессор, почетный член многих академий мира Казимир Бартель, и многие другие. И все это делалось с согласия и по указанию Романа Шухевича.

В те дни он вместе с Ярославом Стецько, которого Бандера своим декретом провозгласил премьер-министром, упивался властью, не подозревая, что их будущее построено на песке, что Гитлер ни с кем не собирается делить власть на оккупированных территориях.

Батальон “Нахтигаль”, который под командованием Шухевича дошел до Винницы, гитлеровское командование сняло с фронта и отправило во Франкфурт-на-Одере. Нахтигалевцев подучили и кинули в Белоруссию на борьбу с партизанами. Карательный отряд возглавил гауптман Роман Шухевич. Там головорезы расправлялись с мирным населением, но поставленной задачи не выполнили, так как белорусских партизан поддерживал весь народ.

Как же верить некоторым исследователям националистического движения, которые твердят, что оуновцы вели боевые действия против гитлеровцев? История не зафиксировала ни одного факта, чтобы оуновцы или упавцы напали на какую-то гитлеровскую часть или уничтожили хоть один гарнизон. А в конце сорок второго года и в начале сорок третьего в западных областях, в основном в Полесье, где было больше всего советских партизан, гитлеровцы начали создавать вооруженные формирования ОУН-бандеровцев, которые должны были охранять их коммуникации. Возглавлял эти формирования краевой проводник ОУН на северо-западных землях Дмитрий Клячковский по кличке “Клим Савур”, который называл их Украинской повстанческой армией (УПА). Сюда к нему пробрался и Роман Шухевич.

Договорившись о совместных действиях, Шухевич возвратился в Галицию, возглавил главный штаб и развернул бурную деятельность по созданию УПА на всех западно-украинских землях.

Перед вермахтом и оккупационной властью, особенно после разгрома под Сталинградом, была поставлена оперативная задача: обеспечить от нападения партизан свои тылы, создать условия для бесперебойной переброски на фронт войсковых частей и техники, уничтожив партизанские отряды. Гитлеровцы понимали, что только собственными силами с этим заданием им уже не справиться. Вот тогда и были привлечены к борьбе с партизанами украинские националисты. Им гитлеровцы поручили создать на Волыни, в Полесье и Галиции вооруженные формирования. В начале 1943 года к ним влились подразделения “Украинской полиции”, а также каратели из диверсионных батальонов “Нахтигаль” и “Роланд”, которые уже использовались в борьбе с партизанами в Белоруссии и в Украине. Созданием УПА руководили опытные офицеры фашистского абвера, а на руководящие посты были поставлены подготовленные в диверсионно-разведывательных школах Германии оуновцы. Даже организация структуры УПА была похожа на систему построения фашистских штурмовых отрядов, созданных в свое время Гиммлером. Только воинские звания остались от националистических формирований.

Гитлеровцы не только формировали УПА, но и вооружали ее. По их далеко не полным данным, для вооружения УПА было передано более 700 минометов, около 10 тысяч станковых и ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч гранат, 80 тысяч мин и снарядов, несколько миллионов патронов, полевые радиостанции, портативные пишущие машинки и другое вооружение и снаряжение.

Фашисты понимали, что в Украине им уже не удержаться, поэтому и не скупились, лишь бы подготовить силы, которые способны были осуществлять террор в тылу наступающих советских войск.

Против кого вооружались оуновцы? Понятно, чтобы бороться против Советской власти, против своего народа.

Украинская повстанческая армия за первые два года своего существования насчитывала около 90 тысяч человек. Курени и сотни нападали на партизанские отряды, устраивали погромы в населенных пунктах. Примеров тому не счесть в каждой области. А о борьбе с гитлеровцами практически не было и речи. Когда бегство гитлеровцев с западно-украинских земель было уже реальностью, среди бандеровских вожаков стали зарождаться сомнения по поводу дальнейшей судьбы, возникли разговоры, за которые кое-кто расплачивался жизнью. Одни лихорадочно готовились к бегству вместе со своими повелителями, так как ничто не держало их на этой земле: они пришли с гитлеровцами, с ними собирались и бежать. А другие готовились развернуть “великую акцию” в тылу Красной Армии, накапливали оружие, которое им щедро дарили оккупанты, сооружали тайные базы, готовили схроны и тайники…

Тем временем Шухевич получил приказ от Бандеры, объявить который он не отважился даже своим приближенным. Надо было быть Бандерой, надо было так ненавидеть тех, кто пошел за националистами в ОУН, УПА, чтобы отважиться подписать такой приказ.

И все же он стал известен, хотя на нем стоял гриф «Секретно». Вот некоторые выписки из него:

«Под влиянием большевистской действительности менее стойкие элементы, безусловно, в абсолютном большинстве перейдут на сторону Советов. Они вдвойне опасны для нашей дальнейшей борьбы: их массовый переход на сторону Советов подорвет ОУН-УПА, а их активная борьба, в которую они, безусловно, включатся вместе с большевиками против ОУН, исключает всякую возможность нашей подпольной работы на западно-украинских землях.

А поэтому надо немедленно и наиболее тайно, во имя национального дела, вышеупомянутые элементы ОУН-УПА ликвидировать двумя способами:

а) направлять большие и незначительные отряды УПА на бой с большевиками и создавать ситуации, чтобы их уничтожали Советы на постоях и засадах;

б) территориальные боевки и других лиц станичного и подрайонного масштаба должны уничтожить надрайонная и районная служба безопасности под видом большевистских агентов...»

И бандеровские эсбисты с благословения Шухевича уничтожали, сжигали, убивали. Трупами задушенных удавками и зарезанных людей заполнялись колодцы, многих заживо сжигали в хатах, подперев двери и стреляя по окнам. По своей линии связи Шухевич бросил клич националистическому подполью: «Верность до крови! Умрем за самостийну Украину!»

И. СТОЛЯРОВ,
депутат Долгинцевского райсовета.